gototopgototop
Об автомобилях говорят многие.
Но только мы говорим о них, как о настоящих друзьях!
Галерея тест-драйвов Тест-драйв Volkswagen Jetta (1,4 TSI) Nissan Tiida (HB 1,6 4AT) Mazda CX 9 тест-драйв журнала «ВАШ ДРУГ - АВТОМОБИЛЬ» Renault Megane 1,6 CVT Тест-драйв: Nissan Terrano (2.0 4WD МКПП) Тест-драйв «вне очереди»: Suzuki Splash New Seat Altea Freetrack тест-драйв журнала «ВАШ ДРУГ - АВТОМОБИЛЬ»

Ностальгическое. Поездка на Азовское море (Москва-Мелекино), 1996 год

06.11.2010 | Комментариев: 0 Ностальгическое. Поездка на Азовское море (Москва-Мелекино), 1996 год

С момента написания этих заметок прошло уже 14 лет. Тем не менее, нам показалось интересным все-таки опубликовать их – отчасти из-за того, что почти не встречается в Интернете именно такой маршрут, отчасти – как дань памяти «Москвичу» 2141, который стал для нас транспортом «на юг» в уже далеком 1996-м… Думаем, что многие, кто ездил и ездит на море на авто, прочитают этот материал с интересом!

Ночи летом короткие, но если встать в пол-четвертого в середине июля, то за окном увидишь лишь синюю темень и редкие светящиеся окна. Так оно и было, когда будильник в музыкальном центре включил «Радио Максимум» в 3.30 утра … Накануне еще шел разговор о том, выезжать ли в ночь или все-таки ехать утром. Решили утром – с расчетом к ночи прибыть в место назначения, за 1200 километров от Москвы.
Несмотря на ранний подъем, сборы заняли два часа и идея уехать до восхода солнца успешно провалилась – первые лучи скоро заалели на белых стенах соседних высоток… Мы выехали в половине шестого утра, когда солнце уже заливало светом все открытые пространства. Когда, наконец, мы все погрузились в машину и поехали, сразу пропала та утренняя нервозная веселость, которая заставляла нас с сестрой дурачиться и скакать с вещами в пустом дворе, перетаскивая их в багажник нашего «Москвича»… Осталась лишь легкая тревога, да предчувствие неизвестности, что лежало впереди в виде полосы асфальта.
Оставались позади километры, но и три часа спустя, когда широкая восьмиполосная магистраль разветвилась и мы свернули на узкую дорогу в сторону Тулы, впереди их лежала еще не одна сотня. Уже давно не ловились московские радиостанции типа «Европы плюс» или «М-Радио» и нашим спутником на долгое время стал старый добрый «Маяк». Дорога петляла и изгибалась подъемами и спусками и не позволяла идти с очень большой скоростью. К тому же, ее на довольном длинном участке ремонтировали и она была заужена до предела… Так продолжалось до тех пор, пока мы не вышли на трассу Тула-Орел, которая выглядела значительно лучше.


Где-то на ее середине – это был 336-й километр от Москвы – мы остановились, чтобы перекусить; часы показывали уже одиннадцатый час утра. Но я по-прежнему сомневалась в том, что можно доехать до Мариуполя – города, в который мы направлялись – к вечеру, или хотя бы к ночи… Тем более, что вскоре мы задержались на бензоколонке и от Орла уехали в половине двенадцатого. Впереди лежала дорога на Курск, Белгород и Харьков, в который рассчитывали прибыть часам к пяти вечера.

Вскоре после Орла мы попали под хороший ливень, молотивший минут двадцать минут подряд. Потом стало опять сухо и выглянуло солнце… В третьем часу дня мы оставили позади Курск, не заезжая туда – может, и хотелось посмотреть, что изменилось за эти годы, но время позволяло лишь ехать, ехать, почти не задерживаясь… Остановку сделали лишь в городке Обоянь, что между Курском и Белгородом. Этот городок, видимо, оставил более четкий отпечаток в моей памяти, потому что я почти моментально его узнала: и двухэтажные улочки, и красивую церковь в центре. Пейзаж на фото датируется 1986 годом, но и 10 лет спустя все выглядело очень похоже!


Дальше остановок еще долго не планировалось, мы и так уже не укладывались в предполагаемый график. Но никто и думать не мог, что все опоздания и неукладывания еще впереди!


Препятствие под названием «таможня» возникло на дороге неожиданно, хотя все знали, что она должна возникнуть. Никто только не знал, как именно это нововведение выглядит. Спокойно проехав наш, российский, кордон, мы уж было порадовались… но зря! Толпа машин впереди на шоссе быстро развеяла нашу радость и надежду приехать даже к ночи… Если употребить фразу «пикник на обочине» в буквальном смысле, то именно так это и выглядело. Десятки автомобилей, распахнутые двери, отдыхающие на сиденьях люди, музыка, собачий лай, бегающие между машин дети – многие из них, также как и взрослые, уже успели между собой перезнакомиться… Семьи сидели в машинах или гуляли вокруг, пока папаши стояли в длинной очереди у таможенного вагончика, чтобы получить бумагу, без которой въезд на Украину, оказывается, не разрешался. Мы тоже вышли и походили между стоявших вплотную друг к другу машин. Ленивое жаркое солнце светило над этой, как выразилась сестра, «тусовкой»… Этот вынужденный «отдых» продолжался около двух часов и, несмотря на то, что время за таможней становилось меньше на час – еще один интересный факт, мы все равно уже безнадежно опаздывали.

Мы не стали заезжать в Харьков и его окраины остались позади около семи часов вечера… Дорога вела дальша, на юг, а солнце клонилось к западу. Оно висело над окружавшими нас полями и длинная тень от нашего «Москвича» летела слева по асфальту. Мы проехали город Чугуев и после него уже начало понемногу смеркаться. Следующий за Чугуевым город Изюм мы проехали уже на закате. Потрясающей красоты облака окружали солнце, когда оно садилось где-то позади нас. Дальше лежали сумерки… и еще по-прежнему долгий путь.


Город Славянск мы проехали уже почти в полной темноте, умудрившись даже немного в нем поплутать. Здесь мы впервые заметили, что города на Украине по вечерам не освещаются. Дорога после Славянска тоже была полностью темной. Не лучше были и следующие города: Краматорск, в котором светились лишь фонари у ночных ларьков да проходящие троллейбусы и Константиновка, где горело лишь несколько фонарей на главной магистрали. Мы свернули направо, посчитав, что, скорее всего, дорога на Мариуполь там и снова ушли в темноту.
Спустя час мы уже окончательно убедились, что едем куда-то не туда. Было уже почти одиннадцать вечера, когда мы сделали остановку на обочине шоссе и попытались разобраться, где мы находимся. Пока отец доливал в бак бензин и рассматривал карту, мы с сестрой и братом отошли от машины в лежащее за дорогой полe. Уже было темно, почти ночь, и я, посмотрев наверх, увидела давно знакомое, потрясающее небо – оно, как всегда бывает на юге, было полностью усыпано звездами, большими и маленькими; казалось, что они накладываются друг на друга, так их было много. Мне всегда нравились в этом краю ночи: темнющие, полные стрекота и щелканья цикад и с огромным небом, полным звезд.
На включенную отцом аварийную сигнализацию среагировал и остановился случайно ехавший мимо грузовик (вообще же дорога будто вымерла). Мы узнали, что едем в несколько другую сторону и, вместо того, чтобы приближаться к Донецку – следующей нашей цели, мы уходим от него на юго-запад. Теперь нам нужно было доехать до ближайшей развилки, что находилась в городе под названием Красноармейск и уже оттуда – ничего не поделаешь – возвращаться к Донецку, что прибавляло еще час к нашему пути… Хотя, терять уже особенно было нечего: то, что мы не приедем в Мариуполь к ночи, было очевидно.
Красноармейск оказался еще одним полуосвещенным городком, вымирающим с наступлением темноты. У троих, уже хорошо поддатых мужиков удалось выяснить, что дорога на Донецк находится «вдоль белого забора и прямо-прямо…» К счастью, у дороги попался указатель.

И, если кто-нибудь когда-то находился в ночной гонке сквозь темное пространство, где только свет твоих фар дрожит впереди на асфальте и деревьях у дороги, где изредка возникнет из-за горизонта встречный свет – его видно издалека – и пронесется мимо слепящими точками, тот хорошо поймет весь набор ощущений: потрясающее сочетание: скорость, когда стрелка спидометра заходит далеко за сотню, спокойный гул мотора и подрагивание машины на неровном покрытии, шум ветра за стеклом… и чувство полной оторванности от реального мира, это просто непередаваемо! Я даже не помню, сколько времени мы ехали от Красноармейска до Донецка, возможно, час или чуть больше, но показалось, что вечность… Но, когда возник на дороге пост ГАИ и дежурный на вопрос отца ответил, что это действительно Донецк, стало как-то спокойнее. Ведь на самом деле ничего не стоит заблудиться ночью на темных дорогах, да еще в незнакомой местности. Сам по себе Донецк в ночное время ничего интересного не представлял – также минимум света и безлюдные улицы. На выезде из города постовой остановил нас, недоверчиво разглядел спавших в машине сестру и брата (а было уже около половины второго ночи), но тут же махнул рукой и отпустил.

Дорога на Мариуполь, наши дни.


И снова продолжилась гонка сквозь темноту, точно такая же, как до Донецка, только в этот раз мы были на дороге совсем одни – встречные машины показались два или три раза за все 100 километров этой трассы.

Мы въехали в Мариуполь с севера, где почти всю территорию занимала промзона – все это ночью казалось бесформенным и черным. Вверх по шоссе бежали трамвайные пути. В одном из тупиков стоял тускло освещенный изнутри пустой трамвайный вагон, и именно эта картина заставила вдруг резко ощутить, что мы едем по городу в самый глухой час ночи. Мы свернули с трассы направо и поехали к центру города, двигаясь почти наугад - здесь, как и везде, улицы были темны. Дорога взбиралась на гору, а позади, в низине у моря оставался металлургический завод «Азовсталь». Он, видимо, работал и ночью, потому что где-то там, в темноте вдруг взвилось пламя и пол-неба осветилось жутким оранжевым оттенком. Картина очень впечатляющая, но, признаться, пугающая. Правда, скоро завод скрылся за городскими кварталами и здесь мы в последний раз притормозили и поинтересовались у первых прохожих с баулами и сумками на колесах (было около трех ночи), в том ли направлении мы едем, чтобы попасть в Мелекино – конечную точку нашего пути, в получасе езды от города. Дальше все уже было гораздо проще… Знакомая дорога (даже в темноте), чернеющее слева за холмами море и знакомый двор – направо после спуска с шоссе, а также удивленные, разбуженные родственники… «Ну, вот мы и на месте» – была последняя мысль, прежде чем я полностью провалилась в сон в начале пятого утра.


Двенадцать дней у моря пролетели на редкость быстро, как это всегда бывает и пришел, как это тоже бывает всегда, день отъезда.


Выезжали также утром (никто уже, конечно, не питал надежд добраться за день), подъем устроили в три часа ночи, выехали, соответственно, в пять… Помню, как в синем небе заходила оранжевая луна и как блестело под восходящим солнцем море. Мы ехали той же дорогой, и теперь можно было увидеть все то же при свете дня. Надо сказать, что и северные окраины Мариуполя, и дорога до Донецка при утреннем освещении выглядели гораздо приятнее. Нас обогнал, посигналив, «Москвич» с московскими номерами, что в принципе, было здесь редкостью – и мы тоже ответили ему, правда, скоро он исчез из виду и больше мы его уже не встречали, хотя было такое, что некоторые машины ехали в поле зрения (позади или впереди нас) не одну сотню километров.


Это был восхитительный полет по солнечному утреннему шоссе; мы одолели его за час с маленьким хвостиком и были в Донецке уже в пол-восьмого. Этот город тоже выглядел намного радостнее в свете дня, мы проехали его насквозь – он оказался довольно большим, машин на улицах было не меньше, чем в Москве. Мы сделали остановку – купить воды (становилось жарко), я сделала пару фотоснимков, когда мы впятером вылезли на улицу ( а в таких долгих путешествиях, когда без конца сидишь, всегда приятно выйти на воздух и размять ноги).


Донецк, увиденный мною уже не в первый раз, но, пожалуй, впервые воспринятый как единое целое (до этого в памяти были лишь отдельные фрагменты), мне понравился, но времени на его подробное изучение уже не оставалось. Мы свернули на скоростную магистраль (я узнала развязку с эстакадой, через которую мы проезжали в ночи) и направились дальше, в сторону Москвы… хотя она так еще была далеко, эта Москва… Еще почти тысяча километров, такая долгая дорога лежала впереди… и я помню, что меня радовал этот факт. Хотелось еще по возможности продлить это путешествие, ведь это была дорога, которая напоминала о детстве и поездках в Мелекино в 80-х.


После того, как остались позади Артемовск и Горловка – последний город тоже оказался не самым маленьким в Донецкой области, и от которого тоже остались не худшие впечатления, стало уже действительно жарко. Мы в этот раз поехали другим путем, не как в тот раз ночью, хотя я не сказала бы, что этот путь был короче… Хотя днем, конечно, ехать было гораздо легче, если не считать солнца, стоявшего уже высоко и палившего с обычной для этих краев силой. Это сегодня во многих машинах есть кондиционеры, а мы, напомню, ехали на «Москвиче»!


Город Изюм, который в прошлый раз проезжали в сумерках, теперь предстал перед глазами весь залитый светом, так же как и старый знакомый Чугуев. От Чугуева вело прямое шоссе до Харькова – который был нашей следующей целью на обратном пути – мы планировали в нем остановиться. Правда, когда мы въехали в город, обнаружилось, что у нас практически не осталось бензина, да и местных денег тоже. Пришлось, остановив машину в тени возле какой-то станции метро, отправляться на поиски обменного пункта.
Был жаркий, душный день, на часах было двенадцать дня, а позади у нас уже было семь часов пути. Никто не знал, сколько таких часов еще нас ждет… но об этом позже. Вскоре деньги появились, бензин тоже был залит, а мы двинулись через город в поисках места, где когда-то жила мама… вот уже 36 лет назад! Но она очень хотела, воспользовавшись случаем, посмотреть, как все выглядит сейчас. Харьков оказался просто огромным, чуть ли не таким же, как Москва (хотя, конечно же, он меньше). Нам пришлось проехать его весь, прежде чем мы нашли ту улицу, которую мама все-таки вспомнила… Мы почти два часа бродили по переулкам, парку и очень красивому скверу, я отсняла несколько кадров – чтобы потом показать дома.


К великому для всех сожалению, нужно было ехать дальше. Наш путь лежал на северо-восток – еще более 700 километров… Мы покидали Харьков по Белгородскому шоссе, которое, окруженное с обеих сторон лесопарком, скорее, напоминало аллею. Но деревья вскоре закончились, высокая каменная стела пожелала нам «Счастливого пути!» и мы снова оказались на загородной трассе. И как-то неожиданно скоро мы снова увидели уже знакомую нам таможню.
Вопреки ожиданиям, выехать с Украины оказалось проще. Прямо у таможенного кордона с нами случилось любопытное проишествие. Когда отец протянул солдатам документы, они как-то с ужасом поглядели на нашу машину, а потом закричали: «Смотри, кипишь!». Отец, видимо, и сам зная об этом, заглушил было мотор, но пограничники замахали на него руками: «Не глуши, движок запорешь!» и, даже не глядя на документы, пропустили: «Проезжай, разбирайся!»… Мы съехали на обочину и остановились. Действительно, наш бедный «Москвич» не выдержал-таки этой почти тропической жары и «закипел». Это происшествие задержало нас минут на двадцать и мы опять: я, сестра и брат отправились бродить по таможне, так же, как и по дороге в ту сторону… Правда, машина вскоре снова была готова ехать дальше – в нее залили остатки тосола, отчего мотору полегчало. Мы поехали дальше, нагоняя потерянное время – за таможней прибавлялся час, поэтому было уже не три часа дня, а четыре… Приехать в Москву к полуночи становилось нереальным как сон. Тем более, что мы еще делали остановки, чтобы заправиться, поесть, набрать воды из колонки и т.п. К тому же, на протяжении всего пути мы умудрялись загружаться у придорожных торговцев всякой всячиной: яблоками, сливами, картошкой, помидорами – и это при том, что уже везли с собой немалый груз. Под нашими ногами перекатывались в мешке огурцы, в багажнике за спиной пахло дынями… Когда, проехав Белгород и приближаясь к Курску, мы в последний раз остановились на придорожном базарчике, на нашу машину страшно было смотреть: ее кузов осел настолько, что колеса были видны только до половины. Отец только качал головой, осматривая ее… Уже по возвращении в Москву произвели подсчеты и обнаружили, что везли от Курска до Москвы почти полторы тонны – вместе с пассажирами. (Вес, достойный грузовика! Я просто восхищаюсь нашим «Москвиченышем», он справился с такой задачей – и это после того, как его буквально собрали из запчастей – кузов был отдельно, все остальное – тоже отдельно…) После этого мы взяли курс на Орел и до темноты нигде не останавливались.


И снова все повторилось: гонка сквозь темноту, дальний свет фар, призрачно светящаяся приборная панель с дрожащими стрелками датчиков, скорость – за сотню… и чувство бесконечности. Где-то на подъездах к Туле к темноте и довольно ухабистой дороге прибавились еще и дождь с туманом… Зрелище, конечно, тоже что надо: скользкий, блестящий в свете фар асфальт, сплошные подъемы и спуски и висящий над дорогой неестественного желтого оттенка туман (особенно впечатляюще смотрелось, когда его подсвечивала встречная машина!)… Была уже поздняя ночь и по обочинам то и дело попадались темные автомобили со спящими хозяевами. Лишь одни мы, как неприкаянные, как призраки, мчались сквозь ночь, туман и непогоду… Мы продолжили свой путь в этот самый глухой час – вокруг не было ни огня, дорога была точно такой же темной, как от Донецка до Мариуполя… Светились лишь заправочные станции да круглосуточные придорожные забегаловки… А еще через некоторое время вокруг нас едва заметно стало светать. Да, подумала я, такого действительно еще не было: ехать всю ночь и до утра… Небо из черного становилось серым, на востоке медленно загорался пасмурный рассвет. На трассе снова появились машины, правда, еще редкие – было еще очень рано… Проснулись брат с сестрой, удивленно глядя в окна. До Москвы оставались уже считанные километры, с каждой минутой становилось все светлее и когда мы (наконец-то!) добрались до окружной и развязки на Симферопольском шоссе, утро уже вставало над городом; было около пяти часов. Мы доехали по окружной дороге – той самой, с которой наш путь начинался, до нашего района и вот, знакомые многоэтажки встали громадами на горизонте… Прокатив по совсем еще тихим улицам, мы свернули к своему дому и почти неслышно встали у подъезда… Путешествие благополучно завершилось!

На главную

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Новости:

Внедорожник CHERYEXEED TXL официально представлен в России

Далее>>

Объявлены лучшие внедорожники и кроссоверы в рамках премии "Внедорожник года 2020"

Далее>>

Дорожная сеть Москвы расширится в 2021 году

Далее>>

Новый Bentayga Speed – непревзойденный Bentayga

Далее>>

GAC MOTOR представил на российском рынке минивэн GN8

Далее>>

Концерн «Шелл» запустил социальную кампанию #СпасибоЧтоВезете

Далее>>

Компания CHERY передала автомобили ГКБ №52

Далее>>

Audi Россия запускает инициативу «Цвет надежды»

Далее>>

Топ-5 летних шин 2020 года

Далее>>

Первые клиенты получат автомобиль Aston Martin DBX в июне 2020 года

Далее>>
Все новости >>